Куда можно вложить деньги, кроме «цифры» и «фармы»? - «Финансы»


Карантинный 2020 год стал золотым временем для тех, кто помогал наладить дистанционную работу, — и отрасль Private Banking тоже получила от этих отраслей хорошую прибыль. Вот только в работе самих «банков для самых богатых» оказалось очень трудно обойтись без личного и очного контакта. Тем более в банках, которые предлагают VIP-клиентам так много услуг на международном рынке. О том, как такой банк пережил карантин и куда можно выгоднее всего вложить средства в «постковидном» мире, в интервью «Континенту Сибирь» рассказал управляющий директор Росбанк L’Hermitage Private Banking АЛЕКСАНДР АФАНАСЬЕВ.


— Александр Сергеевич, недавно достаточно долгий тренд на снижение ставок, смягчение денежно-кредитной политики закончился — ставки снова растут. Возможно, Private-сегмент почувствует это не так сильно, как, например, розница, но какое все-таки влияние окажет смена курса на вашу работу?



Читайте также:   НЕДОРОГИЕ СЕРВЕРЫ С ГАРАНТИЕЙ ИЗ США И ЕВРОПЫ, осуществляется продажа б/у серверов и серверного оборудования только у нас - сервера б у купить по доступным ценам ...

— То, что ставки снова будут расти, наши эксперты знали заранее — как и то, когда примерно это произойдет. Поэтому, если речь идет про депозиты, мы, как и некоторые другие участники рынка, заранее скорректировали условия их предоставления, не дожидаясь решения Центробанка. Нужно сказать, что конкуренция между банками по большей части перешла из области ставок в область качества сервиса и иных продуктов, включая инвестиционные решения. Сами ставки достаточно последовательно идут вслед за изменениями ключевой ставки Банка России.


Что касается места депозитов и других низкорисковых предложений в портфеле Private Banking, они по-прежнему играют важную роль, хотя и не настолько весомую, как раньше. Сейчас такие продукты несколько потеряли свои позиции, но еще года два назад для наших клиентов они были основной частью финансового портфеля. Возврата к прежнему уровню спроса точно не будет. Текущие ставки по вкладам приводят многих клиентов к пониманию необходимости размещения средств в альтернативные финансовые инструменты. Кроме того, я бы отметил растущую зрелость российских частных инвесторов в выборе и распределении средств в различные инструменты. В настоящее время существует широкая палитра решений — от простого доступа к рынку через брокера до приобретения инвестиционных фондов через управляющие компании или более сложных инвестиционных решений, особенно в случае наличия статуса квалифицированного инвестора.


 — Какой основной критерий, по вашим наблюдениям, сегодня используют клиенты для выбора финансовых инструментов? Что для них важнее всего: надежность, прибыльность или что-то еще?


— Я не могу назвать какого-то универсального критерия: все клиенты разные, запросы у них отличаются, как и цели, к каждому нужно найти свой подход. Депозиты, несмотря на снижение их удельного веса в общей структуре, до сих пор остаются в каждом портфеле как своеобразная подушка безопасности. Но чаще всего, как показывает опыт, между надежностью и доходностью клиенты выбирают золотую середину.


Сегодня в мире инвестиций есть несколько видов риск-профилей, которые можно объединить в три группы: консервативную, умеренную и рискованную. При выборе стратегии инвестирования в первую очередь выбирается один из этих трех вариантов — и уже потом рассматривается, какие продукты будут востребованы и почему. Каждую из этих моделей можно приложить практически к любой сфере деятельности — клиенты часто хотят не просто распределить средства по ценным бумагам, а вложиться в ту или иную отрасль. Из новых трендов еще хотелось бы выделить такой важный фактор, как ESG — индекс корпоративного управления, социальной и экологической ответственности. На сегодняшний день это один из значимых критериев для большого количества игроков, управляющих портфелями частных инвесторов, для включения ценных бумаг компаний в инвестиционный портфель. Данный индекс в том числе позволяет понять, насколько устойчива та или иная организация. Ведь испытывающее трудности предприятие не станет выделять дополнительные ресурсы для улучшения своей социальной ответственности или качества управления.


 — Можете ли вы выделить какие-то особые предпочтения инвесторов из Сибири или России в целом?


— Разделение в Private Banking, как я уже сказал чуть выше, идет не по региональной принадлежности, а по характеру работы: в любом регионе мы видим как более склонных к риску, так и консервативных инвесторов. Хотя иногда бывает так, что клиент выбирает то, что «поближе» — например, сибирякам может быть неудобна разница в часовых поясах с Москвой. С другой стороны, благодаря этой же разнице во времени зачастую удается закрывать более выгодные сделки.


 — Наблюдали ли вы в 2020 году на рынке смену поведения у новых и действующих клиентов? Например, те, кто раньше придерживался консервативной стратегии, стали вести себя более рискованно — или наоборот?


— Тут изменения носят скорее более долгосрочный характер — последние лет пять растет популярность высокодоходных активов. И те клиенты, которые поначалу даже слушать не хотели про акции, к 2020 году готовы были шагнуть на фондовый рынок. Новые участники Private-сегмента осваиваются в мире инвестиций намного быстрее.


 — Кстати про новых участников — некоторые эксперты предлагают ограничить доступ к высокорисковым финансовым инструментам для тех, кто не имеет опыта в работе с ними. Или, возможно, ввести экзамен по финансовой грамотности и что-то вроде документа о его прохождении, открывающего доступ на биржу. Как вы относитесь к таким инициативам?


— В своей работе мы учитываем все рекомендации регулятора. Если взглянуть с позиции Private Banking — клиенты уже имеют определенный опыт работы с деньгами и очень неплохо разбираются в инвестициях. Важно с самого начала максимально четко дать понять клиенту, что именно происходит с его деньгами, где и какие риски здесь существуют. Куда они вкладываются, какие активы более волатильны и прибыльны. Для этого опять же нужен риск-профиль. Многие предпочитают оставаться в облигациях. Тех, кто готов рискнуть, мы заранее предупреждаем обо всех подводных камнях. То есть инициативы вроде той, о которой вы говорите, на нашу работу никак не повлияют. И это достаточно приятно осознавать.


 — Некоторые банки, в том числе международные, считают, что клиенту даже в Private-сегменте нужны только финансовые услуги, а lifestyle и поддержанием статуса пусть занимаются другие. У вас, напротив, таких услуг достаточно много, в том числе в сфере международных отношений, которые очень сильно подкосил COVID-19. Пришлось ли вам в новой обстановке как-то корректировать свой пакет услуг?


— Международный подход банка зачастую определял выбор в пользу сотрудничества с нами. Мы часто сталкивались с запросами по поиску недвижимости в других странах, по получению гражданства или вида на жительства, очень много было транспортных запросов. Коронавирус… Действительно, без потерь не обошлось, многие услуги оказались временно недоступны, когда в стране действует жесткий карантин, туда никак нельзя попасть, и никакие деньги тут не помогут. Какие-то вопросы удавалось решать дистанционно с помощью цифровых сервисов — сюда можно отнести все, что связано с документооборотом. Тем не менее, я бы не сказал, что в 2020 году нефинансовые услуги как-то потеряли актуальность. Скорее наоборот — сейчас мы наблюдаем бурный рост запросов.


 — Кое-кто выделяет в портфеле услуг Private Banking, кроме финансовой и lifestyle сторон, еще и третью — информацию и компетенции. Какую роль в вашем случае играет, например, консалтинг?


— Он достаточно близко связан с предыдущим: когда клиент, например, выбирает жилье в другой стране, он просит не только помочь с оформлением собственности, но и дать рекомендации, где и какое ему выбрать. То же можно сказать и о юридических услугах — многие клиенты развивают бизнес за рубежом, в нескольких странах, в каждой из которых свои нюансы. В таких ситуациях банк должен помогать связать их в единую систему.


 — Какая услуга или отрасль стала основным драйвером Private Banking по итогам 2020 года?


— С точки зрения востребованности на первом месте были — и остаются по сегодняшний день — цифровые услуги. Банки и ранее активно инвестировали в их совершенствование, однако в прошлом году дистанционные сервисы получили мощнейший толчок в развитии.


Если рассматривать отрасли, более точечные всплески — в марте-апреле из-за вызванных коронавирусом ограничений очень сильно упала цена на нефть. Мы понимали, что скоро падение прекратится, предлагали «нефтяные» продукты — и те, кто их применил, получили по итогам года одни из самых высоких доходов.


 — Конечно, спрос на все, что помогало организовать дистанционную работу, в прошлом году был на самом пике. Но Private Banking — мне всегда казалось, что это такая отрасль, где без личного и очного контакта работать очень тяжело. Как вы справились с этим в разгар пандемии?


— Да, действительно, среди контрагентов было немало тех, кто не был готов вот так взять и отказаться от привычного формата общения. С другой стороны, нормы за прошлый год изменились очень быстро — сейчас в порядке вещей обсуждать самые важные вопросы дистанционно. И все же вы правильно сказали — в нашем деле личное общение играет очень важную, если не сказать ключевую роль. Поэтому мы постарались вернуться к нему сразу, как только появилась возможность безопасно встречаться с клиентами. Что касается операционной деятельности и повседневных задач — они и раньше были доступны онлайн, а в 2020 году такой режим работы окончательно стал стандартным.


 — И еще такой вопрос может заинтересовать наших читателей, у которых есть как минимум 15 миллионов рублей, и их надо куда-то вложить. Вы как опытный инвестор на какие сферы посоветовали бы обратить внимание — на международном и на российском рынке?


— Если начать с глобального обзора — Россия с точки зрения инвесторов относится к группе развивающихся стран, в чем есть как плюсы, так и минусы. Связаны они, прежде всего, с тем, что заработать в таких странах можно много, но и риски здесь намного выше. Если клиент готов инвестировать только в российские продукты, можно подобрать ему портфель, но основные инструменты связаны с более консервативными компаниями, которые находятся в Европе.


На близкую перспективу я бы не стал давать рекомендаций — такая информация быстро устаревает. Но если взять более долгосрочные вложения, то, кроме «цифры», я бы посоветовал вложить средства в индустрию, связанную с «зеленой» энергетикой. Почему именно туда? Во-первых, европейское «зеленое» соглашение — программа, которая выделяет большие суммы на развитие данных отраслей, защиту природы, водных ресурсов, экологически ценных продуктов и так далее. Во-вторых, есть и другие факторы, которые говорят о том, что эта сфера очень перспективна. В Европе и США это самый крупный и масштабный тренд сейчас. В России он также набирает обороты.


Еще, наверное, можно обратить внимание на рынок Китая, который делает определенные успехи в разных сферах. Например, сейчас они включаются в производство электромобилей, поэтому я бы порекомендовал обратить внимание на компании, которые так или иначе связаны с этой отраслью: производители комплектующих, аккумуляторов, сырья для их производства. Но, повторюсь, все зависит от вашего риск-профиля и целей.

  • Нравится
  • 0
ЧИТАЙТЕ ПОХОЖИЕ СТАТЬИ



Оставить комментарий
Комментарии для сайта Cackle