Берут чужие, а отдаешь свои. Как мошенники используют наши данные, чтобы обмануть МФО - «Финансы»

Берут чужие, а отдаешь свои. Как мошенники используют наши данные, чтобы обмануть МФО - «Финансы»





На форуме Банки.ру появляются рассказы о неожиданных звонках от коллекторов или МФО с требованием вернуть долг, о существовании которого человек даже не догадывался. Истории о взятых по копии паспорта микрозаймах вроде бы канули в Лету, и у МФО достаточно инструментов для идентификации и проверки заемщика. Почему же мошенникам все еще удается обмануть микрофинансистов?


В 2019 году россияне стали чаще жаловаться на мошеннические микрозаймы в ЦБ

В 2019 году россияне стали чаще жаловаться на мошеннические микрозаймы в ЦБ. Так, за восемь месяцев текущего года в раздел «Оспаривание факта заключения договора», в который в том числе попадают жалобы на оформление микрозаймов онлайн по чужим паспортным данным, поступило 1 206 обращений против 921 за аналогичный период прошлого года.


При этом, по данным СРО «МиР», заметный всплеск активности мошенников, оформляющих займы по чужим персональным данным, наоборот, пришелся на конец 2018 года. Тогда доля жалоб на мошеннические займы в общем количестве обращений, поступающих в адрес саморегулируемой организации микрофинансистов, превышала 18%. По итогам III квартала 2019 года этот показатель снизился до 11%. «Сейчас мы видим, что многие компании, работающие на рынке, уделяют проблеме большое внимание. Крупные игроки в этом году значительно снизили уровень уязвимости в системах безопасности, которые позволяли мошенникам брать займы», — отмечает директор СРО «МиР» Елена Стратьева. Кроме того, по ее словам, многие МФО поменяли регламенты работы с заемщиками: если раньше человек должен был обращаться в полицию для решения вопроса, то сейчас в случае добросовестных игроков проблема решается за несколько дней между заемщиком и компанией.




Мошенничество или «забывчивость» клиента?


В самих МФО уверены, что жалобы на мошеннические микрозаймы в большинстве своем не имеют ничего общего с реальным мошенничеством

В самих МФО уверены, что жалобы на мошеннические микрозаймы в большинстве своем не имеют ничего общего с реальным мошенничеством. «От количества обращений в ЦБ, где говорится, что это фрод, реальный фрод по сектору составляет 1—2%», — говорит Кирилл Краснюк, директор по коммуникациям группы TWINO (бренды «Езаем» и «Монеза»). По словам генерального директора МФК «Займер» Романа Макарова, лишь пятое или даже шестое полученное компанией обращение о том, что заемщик не брал микрозаем, имело под собой реальные основания для жалобы на мошенничество с персональными данными.


«Каждый второй говорит, что он не брал, — рассказывает исполнительный директор SmartCredit Фарида Валуева. — Человек думает, что если он заем оформил онлайн, договора на руках нет, то можно сказать, что и не брал. Начинаем выяснять эту историю, по приложению пробивается, что карта его, паспорт его. Подаем в суд, суд делает запрос на держателя карты — оказывается, карта действительно его. Судья спрашивает: «Так вы получали?» Отвечает: «Ой, я, наверное, забыл». Иногда в ходе разбирательства выясняется, что заем взял вовсе не мошенник, а кто-то из родных клиента.


Тем не менее реальные случаи мошенничества на рынке встречаются. Так, в группе TWINO по итогам III квартала было меньше десяти подтвержденных случаев фрода, в SmartCredit с начала года — около пяти. С одним из них МФО столкнулась в конце августа. Тогда в офис SmartCredit приходил участковый, который расследовал дело против сотрудника одного из крупных банков. Последнего заподозрили в том, что он тайно от своих клиентов оформлял на них допкарты и с использованием их паспортных данных брал микрозаймы в различных МФО. По информации Фариды Валуевой, которую она получила от полицейского, пострадали как минимум десять человек. На имя одного из них SmartCredit выдал кредит на сумму 7,5 тыс. рублей.


Разумеется, для тех, на кого повесили чужой заем, ситуация неприятна: испорченная кредитная история, назойливые звонки от коллекторов, потеря времени на выяснение обстоятельств, стресс и в отдельных случаях даже судебные разбирательства. Однако пострадавшей стороной при оформлении мошеннического займа становится и сам кредитор. «Во-первых, при подтверждении факта заем списывается, и компания терпит убытки. Во-вторых, антилидеры по количеству соответствующих жалоб привлекают к себе повышенное внимание со стороны регулятора и СРО: проходят проверки, налагаются штрафы до устранения большого объема фрода и так далее», — подчеркивает Елена Стратьева. Поэтому МФО в первую очередь сами заинтересованы в том, чтобы правильно идентифицировать заемщика.


Проверка по всем фронтам идет упрощенно


Если сумма займа не превышает 15 тыс. рублей, то законодательство допускает проведение упрощенной идентификации заемщика. В таком случае при подаче заявки онлайн обычно требуются данные паспорта (фотография или самостоятельный ввод информации), СНИЛС, электронная почта, реквизиты банковской карты и мобильный телефон, на который высылается код с подтверждением. Первым делом проверяется действительность паспорта по государственной базе ГУВМ МВД. Полученные документы «пробиваются» через Систему межведомственного электронного взаимодействия (СМЭВ), делается запрос в БКИ, где также содержится персональная информация заемщика.


В Интернете продаются нелегальные базы с кредитными историями, паспортными данными и другой персональной информацией миллионов россиян

Проблема в том, что все эти данные мошенник может указать верно и в полном объеме. В Интернете продаются нелегальные базы с кредитными историями, паспортными данными и другой персональной информацией миллионов россиян. Поэтому важно не столько проверить данные, сколько убедиться в том, что их для получения займа использует тот человек, которому они принадлежат.


Многие МФО, как и рекомендует ЦБ, запрашивают у потенциального заемщика селфи с паспортом. Однако здесь есть два риска: мошенник может либо быть очень похож на «псевдозаемщика», либо использовать фотографии своей жертвы, взятые из соцсетей, и навыки фотошопа. Последнее автоматические системы проверки заемщика распознавать научились. Сейчас существует множество программ, которые способны обнаружить следы фотошопа на изображении.


Телефон, оставленный в заявке, должен совпадать с тем, что отражен в записях из БКИ. Если там информации нет, МФО может проверить владельца номера у мобильного оператора. По словам Кирилла Краснюка, иногда оператор может не ответить на запрос, тогда микрофинансовая организация проводит дополнительную верификацию — клиенту звонят по номеру из заявки и задают серию быстрых вопросов. «Например, кто вы по знаку зодиака, в какой школе вы учились, где вы сейчас находитесь, потому что система автоматически определяет местонахождение. Как правило, мошенник не может довольно быстро отвечать на такие вопросы», — рассказывает он.


Еще одна рекомендация ЦБ — выдавать займы на именную банковскую карту. Важно, чтобы имя, указанное на пластике, совпадало с именем заемщика. При этом разрешения на проведение верификации принадлежности банковской карты у МФО нет, отмечают в СРО «МиР». Микрофинансистам приходится запрашивать фотографию пластика или использовать свои способы проверки. «У каждой компании есть «фишки», как проверить банковскую карту, тому ли банку она принадлежит. Есть приложения, которые даже держателя карты могут определить», — говорит Фарида Валуева.


МФО не хватает информации о заемщике


В начале октября группа депутатов внесла в Госдуму законопроект о запрете МФО выдавать займы без проведения биометрической идентификации заемщика

В начале октября группа депутатов внесла в Госдуму законопроект о запрете МФО выдавать займы без проведения биометрической идентификации заемщика. В СРО «МиР» считают, что в текущем виде инициативу реализовывать рано. Во-первых, в законопроекте не предусмотрен переходный период — МФО просто не успеют подготовить необходимую инфраструктуру. Во-вторых, база Единой биометрической системы наполняется крайне медленно. Так, за год работы ЕБС свои данные сдали лишь около 20 тыс. россиян. «Регулярные дискуссии (в том числе в СМИ) представителей финансового рынка и клиентов об удобстве процедуры оформления, уровне надежности оборудования также косвенно указывают, что в ближайшее время ситуация не изменится и очередь из желающих сдать биометрию ждать еще рано», — считает Стратьева.


Установление с заемщиком видеосвязи в режиме реального времени во многом могло бы решить проблему фрода, полагает генеральный директор финансовой онлайн-платформы Webbankir Андрей Пономарев, однако это сильно ударило бы по конверсии. «Даже добропорядочные заемщики далеко не всегда готовы общаться с кем-то по видео», — отмечает он. Кроме того, мошенники и здесь могут найти потенциальные «дыры», полагает старший специалист по противодействию мошенничеству Kredito24 Виталий Журавлев. «Во-первых, качество связи должно обеспечивать четкое изображение, во-вторых, фотография в паспорте может значительно отличаться от внешности человека в жизни — например, если паспорт был получен в 20 лет, а заемщику сейчас 35», — рассказывает он. Наконец, процедура установления видеосвязи слишком трудозатратна, а значит, и дорога, добавляет генеральный директор МФК «Займер» Роман Макаров. Поэтому ее целесообразно использовать для выдачи крупных кредитов, но не в сегменте PDL-займов («до зарплаты»).


На данный момент наилучшим выходом из ситуации микрофинансисты считают расширение доступа к информации о потенциальных заемщиках, и для этого нужны регуляторные изменения

На данный момент наилучшим выходом из ситуации микрофинансисты считают расширение доступа к информации о потенциальных заемщиках, и для этого нужны регуляторные изменения. Помимо разрешения на проведение верификации принадлежности банковской карты, СРО «МиР» хочет добиться доступа МФО к Единой системе идентификации и аутентификации. «Не формального разрешения, которое недавно получили МФО, а фактического доступа. Пока, насколько мы видим, механизм не работает», — подчеркивает генеральный директор саморегулируемой организации. «Чем больше официальной информации будет доступно для анализа, тем проще будут обнаруживать логические противоречия, которые характерны для мошенничеств», — заключает Роман Макаров.




Оставить комментарий