Ложь, большая ложь и статистика. Почему Росстат часто меняет свои данные? - «Финансы»

Ложь, большая ложь и статистика. Почему Росстат часто меняет свои данные? - «Финансы»

«Формирование государственной статистики: взгляд «снизу». Она провела 265 глубинных интервью с главами муниципальных образований по всей стране и сформулировала три причины, по которым первичная информация, собираемая Росстатом, нередко бывает искажена.

Первая причина — это упрощение реальности. Например, собирается унифицированная информация, без учета местных реалий; или же полученная информация не сверяется с данными, которые получают другие ведомства (например, экономические показатели могут не совпадать с данными, поступающими в налоговую службу). Если же противоречие между ведомствами выходит наружу, то побеждает в споре Росстат. Например, если данные о численности населения, полученные Росстатом и местной администрацией, расходятся, то в работу (в том числе для расчета межбюджетных трансфертов) будут взяты данные Росстата.


Вторая причина — систематические ошибки, возникающие из-за нехватки специалистов, вследствие сложных условий и т. п. Например, зарегистрировавшись на бирже труда, безработный должен отмечаться на ней дважды в месяц. Для людей, живущих в отдаленном селе, такие поездки могут обходиться в сумму, эквивалентную размеру пособия, поэтому они предпочитают и не вставать на учет. Негативно сказываются на качестве информации и массовые сокращения низовых исполнителей всех профессий. Так, вследствие реформы МВД 2010—2011 годов среднее число участковых на муниципальный район сократилось с 15 до трех, в результате у них не остается времени на правильное заполнение всех бумаг. Криминальная статистика «поплыла».


И наконец, третья причина — это намеренный подлог, когда статистика выступает политическим инструментом. Особенно ярко это проявлялось в медицине. Например, есть план по снижению сердечно-сосудистых заболеваний. И если умирает человек от инсульта, то врачи смотрят, есть ли у него и другие диагнозы. Если в анамнезе есть сахарный диабет, то его и запишут как причину смерти. Нередко на местах манипулируют информацией в сфере ЖКХ, занижая объем ветхого и аварийного жилья, чтобы, во-первых, не выделять деньги на ремонт и строительство, а во-вторых, не получать санкции за большую долю такого жилья.


Больше всего расходится с действительностью информация о коммерческом секторе (частные организации) и демографической ситуации

В целом же, говорит Маляренко, больше всего расходится с действительностью информация о коммерческом секторе (частные организации) и демографической ситуации. Меньше всего — о деятельности и имуществе государства (персонал бюджетных организаций, число койко-мест в больницах и проч.).


Споры о зарплате


И таких примеров набирается немало. Вот еще один: существует разница между данными по фонду оплаты труда у Федеральной налоговой службы и Росстата. «На основании этих данных мы увидим, что по итогам 2018 года, по данным Минэкономразвития, рост фонда оплаты труда составил 11,3%, а вот по данным формы НДФЛ-2, то есть фактическое исполнение, — 8,3%, — говорит Вячеслав Абрамов. — Такие несостыковки возникают потому, что данные статистики, которые берутся за основу в Минэкономразвития, берутся из опроса предпринимателей, а не из фактических данных».


Интересно, что в течение 2018 года этот показатель в прогнозе Минэкономразвития менялся несколько раз. «Это может говорить о некой подгонке результатов под другие показатели», — предполагает Абрамов.


Глобальное надувательство


Игры со статистикой практикуют не только в России

Игры со статистикой практикуют не только в России. Бывают, впрочем, и случаи, когда государственная статистика признается или сильно подозревается именно сфальсифицированной. Обычно это делается для достижения внешнеполитических целей, говорит Ксения Ремнева. «Греция фальсифицировала данные об уровне государственного долга для входа страны в еврозону, что впоследствии привело к кризису задолженности еврозоны в 2010—2014 годах», — приводит пример аналитик.


Возникают вопросы и к непрозрачной статистике Китая, на протяжении всех последних лет рынок очень недоверчиво относится к официальным цифрам из этой страны. «В 2010—2011 годах Китай ловили на фальсификации данных при подсчете ВВП, — напоминает Ремнева. — Позже их уличили в фальсификации региональных данных. Все это было сделано с целью улучшения репутации на мировой арене».


Но такие подлоги — редкое дело, притом что изменение методики расчета тех или иных показателей происходит во многих странах регулярно. У пересмотра есть рациональное объяснение: меняется структура экономики, потребления и проч. «В США каждые четыре года пересматривают методику подсчета инфляции — индекса CPI, — рассказывает Олег Богданов. — Технологические изменения привели к тому, что в расчет потребительской инфляции в США ввели даже индекс мобильной связи, методология подсчета которого меняется в зависимости от частоты обновлений смартфонов потребителями».


Впрочем, эти рациональные объяснения также умело используют, чтобы показать более симпатичную картину. «Например, 6—7 лет назад бюро решило, что экономика растет недостаточно быстро, и для расчета ВВП была дополнительно включена «интеллектуальная собственность». Эти корректировки сразу увеличили ВВП примерно на 500 миллионов долларов», — говорит Вячеслав Абрамов.


И это довольно общая практика. «Обычно статистические ведомства достаточно свободно могут менять методику подсчета тех или иных показателей, и так периодически случается, — отмечает Абрамов. — Цифры всегда можно трактовать так, как это будет выгодно, всегда остается место для маневра. Ведь статистика показывает успешность экономической политики власти».


Дорогая ложь


Получается странная ситуация. Властям нужна точная статистика, чтобы понимать реальное положение дел и чтобы принимать правильные решения. Но российская статистика чем дальше, тем меньше похожа на правду.


«Если ошибки или фальсификации статданных не выявляются, образ объекта все дальше отдаляется от реальности, причем у власти есть иллюзия улучшения ситуации и полной управляемости всех процессов, ведь статистически реакция на принимаемые решения положительна», — пишет в своем исследовании Ольга Маляренко.


Идеальной статистика быть не может в силу естественных ограничений

Она, как и другие эксперты, признается: идеальной статистика быть не может в силу естественных ограничений. Однако ее качество могло бы быть существенно выше, если бы различные ведомства объединялись для сбора первичной информации или же проводили взаимные перепроверки, считает социолог. И такая попытка уже была. «В этом направлении государственная статистика двигалась до середины 2000-х годов — например, Росстат и ФНС совместно разрабатывали инициативы, которые позволили бы за счет обмена данными повысить качество статистики, снизить нагрузку на респондентов и удешевить отдельные обследования. Однако в 2006–2007 годах был принят пакет законов, которые фактически возвели межведомственные информационные барьеры и установили монополию Росстата на «правильные» данные», — пишет Маляренко.


«Так или иначе в ближайшее время повышение качества официальной статистики за счет объединения или перекрестной проверки ведомственных информационных систем вряд ли возможно», — приходит к выводу Маляренко.




Оставить комментарий